четвъртък, 10 април 2014 г.

За покаянието

Явление русофобии рассматривают в разных аспектах — историческом, историософском, социокультурном, идеологическом, психологическом. Чаще других появляются работы в жанре публицистики, где нам сообщают об очередной русофобской выходке.
При всех названных подходах авторы, как правило, остаются в рамках гуманистического мировоззрения, которое предполагает, что «человек сам по себе есть высшая ценность», «человек — это автономное существо», «человечество само творит свою историю».
Гуманистическому мировоззрению противоположно мировоззрение религиозного типа, основанное на христианских ценностях и историософских категориях. Согласно этому направлению мысли, такие понятия, как «русофобия», не могут быть с достаточной полнотой описаны с позиции наук, базирующихся только на гуманистическом воззрении на человека. Для определения понятия «русофобия» нужен провиденциальный взгляд на историю, для чего необходимо привлечь понятия из Св. Писания и Св. Предания. Главная трудность такого подхода состоит в том, чтобы найти, какие понятия должны быть привлечены как базовые в каждом конкретном случае.
В книгах Священного Писания наблюдаем противопоставление двух религиозных типов — двух духовно-исторических общностей. В мире человеческой истории самое общее противопоставление духовных начал — это «Каин», или «путь Каина» (Иуд. 1, 11), и «сыны Божии», которые возводят своё родословие к Сифу и Авелю (имя «Сиф» означает, что он был рождён от Бога в возмещение Авеля; Быт. 4, 25). Это противопоставление «Каин — Авель» пронизывает всё Писание Ветхого и Нового Завета. На него указывают Христос и апостолы. Как в мире человеческой и ангельской свободы есть неизменный ориентир, относительно которого определяется конечное состояние духа, — небо (где верх, где низ, где Бог, где диавол), так и в мире человеческой истории, которая протекает на земле, есть путеводные указатели: пойдёшь в одну сторону, там «Каин», пойдешь в противоположную — там Христос.
Те, кто идёт «путём Каина», жизненно заинтересованы в распространении агрессивного национализма. Такое положение в истории тех, кто по духу «Каин», объясняется через отдельный эпизод в жизни родоначальника каинитов — самого библейского Каина. Это обстоятельство — «знамение Каина», или «Каинова печать». После того как первоубийца Каин выслушал проклятие от Бога, им овладел смертельный страх: Всякий, кто встретится со мною, убьет меня (Быт. 4, 14). Чтобы избавить Каина от этого смертельного страха, сказал Господь: Всякий убивший Каина всемеро отмстится. И положил Господь знамение на Каина, чтобы не поразил его всякий встречающий его (Быт. 4, 15).
Два недоумения возникают в связи с приведённым текстом.
Первое. Что означают слова: за убийство отмстится всемеро? Если убийце воздавать смертью, то не семь раз. Может быть, в семи поколениях? Но это противоречит тому, что Бог «многомилостивый» не до седьмого колена воздаёт: Он наказывает детей за вину отцов до третьего и четвертого рода (Исх. 20, 5; Чис. 14, 18).
Выход из этого затруднения предложили переводчики на греческий язык. В Септуагинте читаем: «Всякий убивший Каина всемеро отмстительно расслаблен будет». Речь идёт именно о расслаблении (парализации). Слова о семикратном отмщении за смерть Каина имеют смысл, если «Каин» — это не только имя собственное, но обозначение некоторой духовно-исторической общности. Если противостоящая «Каину» общность прибегнет к насилию по отношению к нему, то сама потерпит семикратное ослабление.
Второе. Почему сказано о мести, что убившему Каина всемеро отмстится? Еврейский глагол «отмщать» (накам) в подавляющем большинстве случаев имеет действующим лицом Бога. Заповедь: «Возлюби ближнего твоего как себя» — начинается со слов: Не мсти (Лев. 19, 18). У Меня отмщение и воздаяние, — говорит Господь (Втор. 32, 35; Рим. 12, 19). «Каин» отмщается от Бога. Людям — под угрозой семикратного воздаяния — нельзя «Каина» бить. Так Каин получил знамение для защиты: чтобы никто его не только не убивал, но и не бил (не поражал).
Каинова печать — защита для каинитов, однако они могут обратить её к нападению. Поскольку за насилие над Каином воздаётся семикратным расслаблением, сыны Каина могут вызывать другие народы (и членов Церкви) на побиение себя. Одно из служений внутри каинитского сообщества есть провокация погрома. Подставляя часть своего сообщества на побиение, каиниты ослабляют другие народы, в среде которых они живут. Каиниты жизненно заинтересованы в распространении агрессивного национализма, потому что они представляют себя всему человечеству как определённую нацию, тщательно скрывая (большинство — и от себя самих), что «Каин» — это духовный тип и ни в коем случае не есть никакая нация. Провоцируя преследования по национальному признаку, каиниты всеми силами стремятся, чтобы мы позабыли слова апостола Павла, что наша брань не против крови и плоти, но против… мироправителей тьмы века сего (Еф. 6, 12).
Те, кто идёт «путем Каина», образуют мистическое сообщество, уподобляющееся Церкви Божией, и как Церковь небесная укрепляется через своих мучеников, так каиниты ослабляют своих противников на земле, побуждая их к беззаконным действиям по отношению к себе. Простор для каинитских провокаций возрастает вместе со свободой для говорения — это называется свободой слова без нравственных ограничений.
Каиниты по духу живут в среде разных народов, и неизменно они обнаруживают стремление к духовному и нравственному ослаблению того народа, в среде которого живут. Одним из средств такого ослабления является «призыв к покаянию». Именно так: «Каин» зовет к покаянию. Как это может быть, если покаяние есть мощнейшее средство к оздоровлению человека и народа?
Для призывающих к покаянию каинитов важно подменить сам предмет — главный грех, в котором нужно раскаяться. Познер, Сванидзе, и Млечин, и Гусман, и Гельман, и Дм. Быков, и весь этот идеологический «легион»  всячески стремится уравнять сталинизм с гитлеризмом. Можно сказать, они дружно бьют в одну точку. И именно здесь им нужно решительно возражать… Разумеется, никого ни в коем случае никогда нельзя бить или даже поступать с таковыми противозаконно, как бы они нас к этому ни побуждали. Нужно возражать — так же единогласно, как означенные публицисты едины и согласны в своих нападках.
Для возражения необходимо понять, почему каиниты так усилились в XX веке. Это был век богоотступничества для всего человечества. Отступничество (апостасия) происходило под знаком трёх социальных утопий. Утопия, по смыслу слова, то, что не может иметь места; в утопии нет жизни, однако в XX веке три утопии осуществились: «коммунизм», «фашизм», «демократия». Две первые утопии пали как самые нежизнеспособные. Тогда народы, пострадавшие от своего утопизма (и Россия), услышали голос, призывающий их к покаянию… Каин призывал: «Покайтесь!»
Русские утратили благодать Царства и не защитили Церковь. Народ в революции обнаружил, что он беззащитен перед духом Каина, и многие приобщились этому духу. Вслед за этим русские должны были пройти через страдание. Тоталитаризм есть наказание за революцию. Внутренний режим и мировая война были нашим страданием. Коммунизм пал, и зазвучал голос того, чей дух вошёл в нашу историю через революцию: «Покайтесь». «Кайтесь, как Германия каялась в фашизме».
То, что было после революции, — это кара Божья. Мы должны каяться в том, что было для нас наказанием? При чём здесь Германия и фашизм? Национал-социализм не был наказанием, это был первоначальный грех. А первоначальный грех русских был в том, что дали убить царя и не защитили Церковь. Священство и царство нужно было хранить как зеницу ока, мы не уберегли. И последовало великое страдание — через внутренний режим и величайшую из войн…
И когда стало необходимо это страдание осмыслить, освоить, осознать его истинный источник, тогда раздался и звучит в эфире, и стучит в каждую дверь голос Каина: «Кайтесь в сталинизме! Кайтесь в том, что было карой Божией за богоотступничество!»
Нельзя слушать Каина. Небезопасно и разговаривать с ним, вовлекаться в диалог, поддаваться на провокацию, реагировать на его нагльство и оскорбления. Покаяние есть обращение к Богу и путь жизни, оно не ставит покаявшегося в разряд провинившихся, или неполноценных, или опозоренных. Но именно этого результата добиваются от нас современные каиниты — русофобы.
Самое краткое определение источника «русофобии» в рамках христианского мировоззрения связано с уяснением двойного смысла слова «Израиль».
Народ, если он содержит в себе Церковь, будет постоянно испытываться и проходить тягчайшие испытания. «Израиль» — имя амбивалентное (двойственное): «тот, кто крепится с Богом» и «тот, кто крепится против Бога» (Ос. 12, 4).
Как Церковь Божия и народ, содержащий в себе Церковь, есть «Израиль», так и те, кто «крепится против Бога», есть Израиль. Начальный источник русофобии в том, что богопротивный Израиль изнутри разрушает народ, который содержит в себе Церковь, — истинный Израиль.
Итак, суть русофобии обозначается в немногих словах: Израиль враждует на Израиль.