неделя, 8 декември 2013 г.

за ЕС и ТС

В моих текстах неоднократно встречаются рассуждения о том, что Евросоюз ждут тяжёлые времена, вплоть до его распада (в нынешней конфигурации), при этом я регулярно пишу о потенциальных возможностях развития Таможенного союза. Это наводит некоторых читателей на вопрос: почему экономические законы воздействуют неодинаково на ЕС и ТС? Или, быть может, я где-то передёргиваю и делаю выводы не из строгой экономической логики, а повинуясь личным симпатиям и антипатиям?

На самом деле фокус тут не в экономических законах, которые, конечно, действуют на всех одинаково, а в том, что у ТС и ЕС принципиально различные начальные условия. В частности, ЕС создавался в весьма и весьма специфической конфигурации, при которой к странам с так называемой «северной» экономической моделью, для которой характерен экспорт товаров с высокой долей добавленной стоимости («высокотехнологических»), стали присоединяться страны с «южной» экономической моделью.

Последняя характеризуется высокой долей экспорта продовольствия и туризма в экономике, причём доля занятых в этих отраслях довольно высока. Поскольку и та, и другая очень чувствительны к кризисам, государство использует для их поддержки постоянную девальвацию валюты, чем замещает высокую долю бюджетных социальных расходов для стран с «северной моделью». После вступления в ЕС и, особенно, в зону евро, в них начали нарастать социальные и бюджетные проблемы, которые компенсировались возрастающей долговой нагрузкой и помощью Евросоюза.

Именно эта помощь и позволяет поддерживать более или менее нормальную систему отношений внутри ЕС. По мере нарастания долговых проблем и развития кризиса роль этой помощи ещё более выросла, причём роль Брюсселя, который её перераспределяет (далеко не всегда эффективно), в части определения правил ведения экономической деятельности выросла многократно. Нужно ещё учесть, что, поскольку местная промышленность в странах с «южной» моделью экономики не может конкурировать с продукцией стран с «северной» моделью, а система поддержки, основанная на девальвации национальных валют, умерла, — то произошла деградация национальных экономик. И сегодня они уже просто не могут себе позволить выйти из ЕС (или зоны евро) по своей инициативе, поскольку это приведёт к экономической катастрофе.

Затем к этой достаточно искусственной конструкции добавились страны Восточной Европы, в которых деградацию структуры экономики провели искусственно, для того, чтобы оторвать их от СССР/России. Эти страны тоже прочно сидят на дотационной «игле», для них прекращение помощи Брюсселя тоже станет экономической и социально-политической катастрофой. В то же время количество стран-доноров в ЕС по мере развития кризиса неуклонно сокращается. Как следствие, они постепенно начинают роптать, поскольку всё более растущая нагрузка накладывается на всё меньшее количество стран.

Европейские националисты на подъёме: ЕС развалится, как СССРЕвропейские националисты на подъёме: ЕС развалится, как СССР
При этом при единой экономической политике политическая жизнь проходит в отдельных странах — членах ЕС. И категорическое нежелание граждан голосовать за продолжение текущей экономической политики постепенно становится важным фактором в большинстве стран союза. Грубо говоря, безработные граждане не готовы поддерживать политиков, которые в Брюсселе голосуют за свободу передвижения рабочей силы, в рамках которой представители бедных стран ЕС вытесняют с работы коренное население. Есть основания считать, что в ближайшие 2-3 года голоса этой категории граждан резко усилятся — после чего брюссельским политикам придётся нелегко.

Последние пытаются резко сократить национальный политический суверенитет, однако есть серьёзные основания считать, что это фокус не пройдёт. Скорее всего, слишком поздно: времени на такие реформы уже нет, да и не очень понятно, как их проводить внутри отдельных стран. Нет уже и достаточного количества денег для поддержания отдельных стран, в которых серьёзные экономические проблемы, — и по мере развития кризиса вся политика Брюсселя пойдёт насмарку. И главной причиной этого явления является не экономика, а бюрократический свод правил и законов, принятый за последние пару десятилетий в рамках предположения, что экономическая ситуация для ЕС принципиально меняться не будет.

Иными словами, беда ЕС не столько в том, что там будет падать жизненный уровень населения, сколько в том, что в этом случае нужно заново переписать весь свод евросоюзовского законодательства, что сделать совершенно невозможно. Поскольку разрешить все внутренние споры и склоки, которые удавалось компенсировать за двадцать лет постепенно и по очереди в условиях избытка денег, — за короткий срок и без денег невозможно.

Теоретически нужно бы сделать так: отменить всё законодательство ЕС (Вообще всё! Поскольку непонятно, кто и как его будет финансировать), разойтись по «национальным квартирам», а потом собраться и начать его писать заново — исходя из новых условий. Практически это, понятно, невозможно, но и заниматься латанием дыр тоже не получится. Поскольку любая попытка изменить одно правило (сохранив другие) будет приводить к необходимости его повторного изменения по мере того, как будут меняться те, на которые оно опирается. Грубо говоря, отцы-основатели ЕС не учли масштабов кризиса, они искренне были убеждены, что с проблемами такого масштаба регион больше не столкнётся.

Самое смешное, что страны — потенциальные участники Таможенного Союза через такую процедуру прошли. Это распад Мировой системы социализма и СССР. С точки зрения теории «неокономики» это естественно — нынешний кризис является последним для капитализма кризисом падения эффективности капитала, а СССР стал жертвой предпоследнего аналогичного кризиса. И если исходить из подобной аналогии, то ЕС находится примерно на стадии СССР 1988–89 годов — со всеми вытекающими из этого следствиями.

Иными словами, вопрос о том, как действуют экономические законы, решается однозначно — одинаково на всех. Но сложные образования — такие как страны или их региональные объединения — ведут себя не только в соответствии с чисто внешними факторами, но ещё и подчиняясь естественным законам развития. И в этом смысле ЕС просто находится на другой стадии, в некотором смысле он отстаёт на четверть века от СССР — так что не исключено, что ещё через 20 лет в Европе будет крупное наднациональное образование Таможенный союз и большой набор отдельных государств в Западной Европе, которые будут обдумывать новые принципы своего объединения.

http://www.odnako.org/blogs/show_33381/

**


Евросоюз негативно отреагировал на решение Армении вступить в Таможенный союз. Однако это выбор Армении, и он был сделан давно, сказал в прямом эфире "Точки зрения" на видеоканале "Правды.Ру" экс-министр обороны Армении, генерал-лейтенант Вагаршак Арутюнян. Эксперт полагает, что это обоюдовыгодное сотрудничество, которое принесет хорошие плоды.

Но "наказание" будет от США, считает Арутюнян, будут какие-то потери, так как Америка имеет свои интересы в регионе. Сейчас у Запада есть задача-минимум — максимально оттянуть вступление Армении в ТС, и задача-максимум — не допустить этого. "Но я думаю, что это уже невозможно", — сказал эксперт. Борьба за каждую страну примыкающую к тому или иному блоку, пояснил Арутюнян, — это борьба за влияние в мире, это борьба за ресурсы, которые уменьшаются с ростом населения и ростом потребления. Поэтому мир идет к все более жесткой конкуренции. США практически всегда достигали своих целей, стремясь к геополитическому господству, но "наказывать" жестко они уже не могут, так как мир меняется, выразил уверенность эксперт.

Сегодня совсем необязательно слепо следовать указке Запада и надеяться только на него. В этом плане ТС показал свою силу за более чем 20 лет существования. Он показал, что Россия способна объединить страны, которые хотят сотрудничать. И что очень важно, это взаимное желание, никто никого вступать в ТС не заставляет. "Постсоветские государства за эти годы поняли, что все попытки решить свои проблемы, скажем, с ЕС, с другими странами, не дали результата. Армения уверенно шла по пути интеграции с Россией с момента распада СССР", — сказал Арутюнян.

Об этом говорит подписание в 1992 году договора о коллективной безопасности, затем документа о совместной охране государственной границы Армении и ряда экономических договоров, сказал Арутюнян. "Вступление в ТС для Армении оправдано и с политической, и с экономической точек зрения. Армения активно участвовала в интеграционных процессах, что привело к подписанию 3 сентября документа о намерении Армении вступить в ТС". По его мнению, большинство населения Армении поддерживает это решение, и как только люди почувствуют на практике преимущества, всякие вопросы, какие есть сегодня, отпадут сами собой.

Преимущества же для Армении явные: это цена на энергоносители, выгодная для экономики. Она будет на 30 процентов ниже, чем сейчас, за счет отмены пошлин и цены на транзит, на втором этапе РФ поможет в развитии атомной энергетики. Будут введены льготные правила для трудовых мигрантов: заявочная регистрация, трудоустройство, перевод денег не будет облагаться налогом. Будут решены вопросы льготного инвестирования и сбыта продукции. Арутюнян полагает, что для Российской Федерации вступление Армении в ТС тоже выгодно. "Успех проекта будет увеличивать его политическую привлекательность", — сказал эксперт.

"Это в свою очередь будет работать на имидж и влияние РФ в регионе, а это Северный Кавказ, где Россия имеет стратегические интересы и где противодействует силам НАТО, так как Турция является членом альянса, а Армения отодвигает от России эту потенциальную угрозу". Кроме того, РФ будет иметь экономические выгоды, поскольку найдет в Армении рынок для своих товаров и технологий .

"В Армении есть высококлассные специалисты в области высоких технологий, например, в оборонной промышленности". Эксперт считает, что ТС надо расширять, но не бездумно — не надо делать его искусственным образованием, каким является СНГ. Он приветствует вступление в ТС Азербайджана и не считает, что это как-то повлияет на позицию Армении: "По каким-то товарам мы понесем убытки, но это компенсируется политическими плюсами, возможностью вести диалог".

Отвечая на вопрос о том, как Армения будет совмещать членство в ВТО и ТС, Арутюнян ответил, что есть технические проблемы, но они решаемы. Но, по мнению эксперта, членство в ВТО не оправдало ожиданий Армении. "12 процентов предприятий получили привилегии, а 14 ухудшили свое положение, мы вложили туда гораздо больше, чем получили", — сказал собеседник. В этом смысле экономические результаты от вступления в ТС будут гораздо более позитивны.

Арутюнян положительно относится к идее президента Белоруссии Александра Лукашенко о том, что в будущем ТС сможет сотрудничать с непризнанными республиками. "Это напрямую относится к Нагорному Карабаху", — сказал эксперт. "Проблема Нагорного Карабаха занимает одно из главных мест во внешней политике Армении. Армения заинтересована в том, чтобы там армянскому населению была обеспечена безопасность, а территория Карабаха экономически развивалась. Надо решать нерешаемые проблемы, и ТС как прообраз Евразийского союза вполне может взять на себя эти функции, как политические, так и экономические. Наша доктрина определяет, что Армения является гарантом безопасности Нагорного Карабаха, поэтому мы будем поддерживать интеграцию с непризнанными государствами".

Встреча с экспертом прошла в прямом эфире "Правды.Ру" накануне визита в Армению президента РФ Владимира Путина. По результатам визита стало ясно, что вступление Армении в ТС будет ускорено. Глава Российской Федерации подчеркнул, что движение в сторону евразийского интеграционного проекта является суверенным выбором армянского народа. "Разумеется, Россия сделает все, чтобы поддержать это направление сотрудничества с армянской стороной", — добавил Владимир Путин.

"Мы видим в Армении полноправного участника интеграции. Со своей стороны будем и впредь помогать армянским друзьям, чтобы процесс присоединения продвигался максимально эффективно". Президент Владимир Путин пояснил, что на Россию в Армении приходится почти половина всех иностранных инвестиций. Объем накопленных российских капиталовложений в армянской экономике сейчас превышает 3 млрд долларов. В республике работают около 1,3 тыс российских компаний. Став членом ТС, Армения намерена претендовать на снижение цены на газ примерно на треть (с 270 до 180 долларов), заверил президент России.

Как будет проходить процесс интеграции? Нужно подписать не менее 30 основополагающих документов. Как любое государство Таможенного союза, Армения должна поступиться рядом своих суверенитетов, то есть часть функций страна должна будет передать в Интеграционный комитет. Но часть суверенитета уступили и другие члены Таможенного союза, в том числе и Россия, причем это касается в основном экономического управления, и эти уступки гораздо меньшие, чем требует, например, ЕС. Если все пойдет хорошо, то через год Армения станет членом Таможенного союза.

http://www.warandpeace.ru/ru/news/view/85877/

**


Украина отложила ассоциацию с Евросоюзом. Армения заявила о присоединении к Таможенному союзу. Это нанесло удар по Восточному партнерству, принятому Евросоюзом в 2008-м. Что это за проект и почему так болезненно Европа приняла его очевидный провал? Об этом "Правде.Ру" рассказал руководитель отдела Прибалтики Института стран СНГ Михаил Александров.

— В Вильнюсе состоялся саммит "Восточного партнерства". Как вы оцениваете его итоги? И как можно охарактеризовать в целом этот проект?

— Проект "Восточное партнерство" был принят в 2008 году по инициативе Польши и предполагал, что Евросоюз будет нести свет демократии в шесть постсоветских государств — Армению, Азербайджан, Грузию, Белоруссию, Молдавию и Украину, интегрируя эти страны в Европу. "Восточное партнерство" изначально носило антироссийской характер, по существу это была форма укрепления противодействия России. Особенно после августовской войны 2008 года с Грузией стало ясно, что Россия восстанавливает роль великой державы, вовлекает в свою орбиту соседние государства. Потом Россия перешла к проекту так называемой Евразийской интеграции, к созданию Таможенного союза, а между тем в стратегических установках Запада, особенно Соединенных Штатов, черным по белому написано, что они будут препятствовать интеграционным процессам на постсоветском пространстве.

Версия для печати
- + Шрифт
Послать другу
Цель — не допустить создания альтернативного центра силы. Альтернативной идеологически мощной державы, которая может конкурировать с Западом в плане привлекательности — не только экономической, политической, но и идеологической.

Читайте также: Восточное партнерство впадает в спячку

И тогда родилась идея "Восточного партнерства", направленного на то, чтобы потихонечку, путем каких-то поощрений, грантов, совместных проектов, а потом уже и ассоциаций вовлечь соседние страны в орбиту Запада, там их закрепить, и тем самым не допустить развития евразийских интеграционных процессов.

Особенно это стало актуально, когда заработал проект Таможенного союза, когда стало очевидно, что он дает его участникам существенные преимущества и выгоды, и, так сказать, надо было перехватывать инициативу.

И тут вот родилась эта идея ассоциации с Евросоюзом, по существу — такой виртуальный проект, который Евросоюз мало к чему обязывает, зато обязывает полностью страны, которые присоединились к этому проекту. Надо отметить, что у Евросоюза достаточно много таких соглашений об ассоциации не только с восточноевропейскими странами, но и с африканскими странами-бывшими французскими колониями.

Эти страны являются сырьевым придатком, поставщиком мигрантов и никак особо не выиграли от этой ассоциации. Такой же проект предлагается сейчас и восточноевропейским государствам.

— А США имеет какое-то отношение к "Восточному партнерству"?


Европа создает новое СНГ?

— Вашингтон поддерживает этот проект, там даже выразили неудовольствие, что Янукович решил приостановить участие — не в "Восточном партнерстве", а в ассоциации с Евросоюзом, потому что это — общая идеологическая установка Запада — НАТО, на то, чтобы не допустить интеграционных процессов евразийских в рамках Таможенного союза.

— Украина не подписала соглашение об ассоциации, но уже появились сообщения, что она может это сделать в следующем году, то ли осенью, то ли весной.

— Да, Украина может подписать соглашения об ассоциации. Но Запад реально не ожидал, что Украина чего-то потребует. Тут проявилась неграмотность тех западных руководителей, лидеров Евросоюза, которые осуществляли этот проект. Они настолько плохо знают историю, что даже не знают, насколько непредсказуемо Украина вела себя в подобных ситуациях в исторической ретроспективе.

Более того, они так уверены, что просто за то, что они — Евросоюз, все должны бросаться к ним в объятия. Мы сейчас видим, что многие страны Евросоюза живут значительно хуже, чем Россия. Если взять Болгарию, Румынию, так они хуже, чем на Украине живут.

Читайте также: "Восточное партнерство": кому достался главный приз

А тем более, если взять Москву. Это город с более чем 10-милионным населением, здесь уровень жизни соответствует среднему германскому уровню жизни, что намного превосходит многие страны даже в Западной Европе. Испания, Португалия даже близко не стояли. Все-таки 10-милионное население — это как небольшая европейская страна, типа Греции, Кипра, Португалии.

Миф о том, что Евросоюз — это Эльдорадо, а на востоке — бедная глубокая провинция — давно не действует. Евросоюз пребывает в глубоком кризисе. Мы видим, какие негативные процессы происходят в целом ряде стран, таких как Греция, Испания, Португалия, Кипр, и Прибалтика, которая скатилась на довольно низкий уровень жизни, и где люди с трудом выживают. Только за счет миграции в западные страны эти страны и выживают.

И на этом фоне втягивают страны Восточной Европы, да еще втягивают на правах каких-то бедных родственников, то есть особенно и без прав. А хочется спросить, если уж даже полноценные члены Евросоюза в таком плачевном состоянии находятся, что ожидать от тех, кто подпишет ассоциацию?

А что касается исторической ретроспективы, то мы знаем, что Украина традиционно пыталась себя продать на аукционе: кто больше даст. Еще во времена Богдана Хмельницкого украинская элита торговалась с московским царством, торговалась с Турцией, с Польшей, кто предоставит лучшие условия существования.

Украина сейчас совершенно откровенно выставила счет европейским странам — надо 16 миллиардов долларов в год — их Украина должна получать в виде экономической помощи. И не кредитов — а реальной экономической помощи. И Запад был в шоке. То, что сейчас на этом саммите высказывают западные лидеры — это свидетельствует о том, что они просто в шоке находятся — как это Украина посмела еще чего-то требовать.

И еще украинцы просили, чтобы открыли рынок для экспорта стали. То есть удар будет по сталелитейщикам Европы — Европа этого делать не хочет.

У нас люди, более подготовленные в плане исторического образования, да и оценки современной политической ситуации. Украине предложили реальные преференции, так сказать. Вступаете в Таможенный союз — получаете это, это, это. Не вступаете — у вас отнимают это, это, это.

Читайте также: Откусить от путинского пирога не удалось"

Единственное, что может привлечь Украину в Евросоюз на настоящий момент — это реальная крупная экономическая помощь и реальное открытие европейского рынка для основной продукции Украины.

— Евросоюз готов дать денег Украине?

— Денег-то у них нет даже на то, чтобы помогать своим полноценным членам. А тут 40-милионная Украина требует денег. Хорошо, когда Польша с Прибалтикой, с Литвой, активно требуют вступления Украины. А согласятся ли они оторвать от себя любимых, к примеру, по 5 миллиардов? Что-то я очень сильно сомневаюсь. И Англия, Франция, скорее всего, тоже не будут платить. Вот с Германией вопрос есть, конечно, но посмотрим.

— А почему Лукашенко не вышел из проекта "Восточного партнерства"?

— Лукашенко тоже любит за дорого продать свою политическую позицию. Помните, после августовской войны с Грузией в 2008 году вставал вопрос о признании Абхазии и Южной Осетии. И Лукашенко сказал, да, мы признаем, но нам надо то, то и то, а так мы не признаем. Очень похоже на Украину, надо сказать, его поведение.

Просто он — более разумный, чем украинская элита, политический лидер, и понимает, что на Западе ему особо ничего не светит. Он уже заранее интегрировался в евразийские экономические структуры, но при этом он всегда держит такой запасной вариант, который ему позволяет в случае чего осаждать Москву. А если Москва начинает его к чему-то принуждать, то он тут же говорит, если вы нам нефть, газ повысите в цене — все, мы уходим в "Восточное партнерство". Для этого это ему, собственно говоря, и нужно. Мы видим, что никаких там совместных проектов в рамках проекта "Восточного партнерства" Белоруссии с Евросоюзом нет.

— И все-таки Армения, Молдавия согласились подписать документы с Евросоюзом. Как вы оцениваете их позицию?

— Нет, Грузия и Молдавия парафировали соглашение с Евросоюзом. Не подписали. Украина парафировала соглашение еще год назад примерно. Как мы видим, парафирование соглашения вовсе не означает, что его потом подпишут в окончательном варианте. Но я не исключаю, что Грузия и Молдавия соглашения подпишут.

Эти страны не настроены на то, чтобы вступать в Таможенный союз. Грузия, как мы знаем, находится в глухой конфронтации с Россией, а Молдавия — под очень сильным румынским влиянием, поэтому там часть политической элиты Молдавии уже действует не в национальных интересах Молдавии, а в национальных интересах Румынии. Фактически они работают на поглощение Молдавии Румынией. Вот поэтому они идут на подписание. Единственное, что может помешать этому — если в Молдавии будет народное возмущение, связанное с тем, что Россия закроет въезд мигрантов, ограничит импорт из Молдавии.

И я думаю. После того, как Молдавия парафировала соглашение, такие шаги будут предприняты. В отношении Грузии тоже придется принимать такие меры, но это если они подпишут соглашение, потому что мы же допустили грузинские товары на наш рынок в качестве жеста доброй воли. Но если Грузия вступит полноценно в ассоциацию с Евросоюзом, то, естественно, нам придется применять меры защитного характера, потому что Грузия может превратиться в плацдарм для проникновения на наш рынок европейских товаров.

Что касается Армении. Армения заявила, что будет вступать в Таможенный союз — это уже официальная позиция. Президент Серж Саркисян, по-моему, занял более адекватную позицию среди восточноевропейских лидеров на саммите "Восточного партнерства". Он выступил за то, чтобы не создавать разделительные линии в Европе, а их упразднять — создавая интеграционное объединение от Атлантики до Урала. Саркисян считает, что не должно быть противоречия между интеграцией в Таможенный союз и интеграции в Европейский союз. Заявление должно быть какое-то подписано между Арменией и Евросоюзом касательно дальнейшего сотрудничества, но это будет не ассоциация, какие-то других формы сотрудничества, пока об этом информации нет. Но в этом ничего плохого нет. Россия тоже имеет договор с Евросоюзом о сотрудничестве.

Читайте также: Армения отодвигает от России угрозу НАТО

— Какая позиция у Азербайджана?

— Азербайджан вообще ничего не подписал, кроме какого-то визового соглашения, причем не об отмене виз, а об облегчении режима выдачи виз. Такие соглашения и у России есть с Европейским союзом об облегчении взаимных поездок. В принципе ничего плохого в этом нет. Я бы не стал говорить о том, что Азербайджан придвинулся к ассоциации с Евросоюзом, более того, Азербайджану это не особо и нужно.

Потому что Азербайджан экспортирует энергоресурсы и достаточно зарабатывает на этом. И открывать европейский рынок для азербайджанских товаров смысла особого нет, потому что они и так туда поступают.

— Стоит ли России присмотреться к "Восточному партнерству"?

— У нас же есть соглашения с Евросоюзом о сотрудничестве. И какая разница в рамках этого "Восточного партнерства" или не в рамках. Россия же не отгораживается от Европейского союза, Россия предлагает максимально снять торговые барьеры и вести дело к созданию единого рынка — от Атлантики до Владивостока. Об этом многократно говорилось. Но, видимо Западу не выгодно пока идти на такие кардинальные изменения в своей политике. Я думаю, Россия будет создавать такой собственный интеграционный проект, уже на базе Таможенного союза. Я думаю, этот проект будет иметь успех.

— То есть он будет более успешным, чем "Восточное партнерство"?

— Да, он, безусловно, будет более успешным. Сейчас мировая ситуация кардинально меняется. Если раньше Запад был доминирующей силой на планете, то сейчас Запад обеспечивает порядка 40 процентов мирового ВВП — это Европа и США вместе взятые. Времена изменились, надо уже больше прислушиваться к мнению других игроков, к мнению других экономических и политических центров силы, так сказать, создавать более сбалансированную, многополярную систему международных отношений.

Поэтому и Евросоюз превратится в одно из таких экономических объединений, которых много уже вырисовывается на планете. Это и страны СЕАН и НАФТА, это Меркарус — южно-американское объединение, и Таможенный союз.

Видно, что Евросоюз идет куда-то не туда, все более нарастает недовольство унификацией всего и вся — норм, стандартов. Если они умные люди, то им придется где-то притормозить и немножко сдать назад. Иначе они закончат, как в свое время закончил СССР — полным развалом.

— Некоторые эксперты говорят, что "Восточному партнерству" осталось существовать год, максимум — несколько лет.

— Этот проект ни к чему не обязывает, его легко запустить и легко прекратить. Все зависит от того, насколько обе стороны — и Евросоюз, и страны Восточной Европы — будут готовы сотрудничать в рамках этого проекта. Причем это не должно касаться гомосексуализма, который неприемлем на восточноевропейском пространстве, а должно касаться каких-то общих процедур выборов, допустим, каких-то улучшений в области экономики — процедур ведения бизнеса, то я думаю, это будет вполне приемлемо для восточноевропейских стран. Если же центром этого проекта — а эта тема, вспомните, была недавно весьма обсуждаемой в масс-медиа и Украины, и Молдавии, и России — станет гомосексуализм, феминизм, ювенальная юстиция и прочая идеология, неприемлемая для Восточной Европы, то, конечно, этот проект может очень быстро схлопнуться.

Читайте также: Молдавия пока ни с кем не объединяется

— В 2015 году на Украине будут очередные президентские выборы, и сейчас понятно, что Янукович вряд ли одержит на них победу. Как вы думаете, кто займет его место?

— Я считаю, что у Януковича еще есть шанс выиграть выборы, если он сейчас резко отмежуется от Запада, перейдет в сторону Таможенного союза, под это дело будут созданы соответствующие политические силы. В общем-то, они есть в лице Партии регионов, но партию надо будет от прозападников зачистить, еще создать несколько таких групп поддержки. Это будет достаточно популярно на востоке Украины, и главное, — сразу какие-то ощутимые экономические выгоды могут быть — Россия цену на газ снизит, может, кредит какой-то выделит Украине на стабилизацию финансовой ситуации.

— И тем не менее на Украине очень много противников того, чтобы Украина присоединялась к Таможенному союзу.

— Да вы знаете, на самом деле на Украине социологические опросы дают больше сторонников Таможенного союза, а не Европейского союза. Но главное, люди достаточно не осведомлены, какие преимущества-то будут от того и от другого варианта развития событий. Поэтому, в принципе, там при правильной работе с населением количество сторонников Таможенного союза может значительно возрасти. На Украине вся пропаганда финансируется западными фондами.

Часть украинской элиты — олигархат — который сконцентрировался вокруг Януковича, это, конечно, прозападные люди, которые хотят легализовать себя в западной бизнес-системе, которые боятся российского бизнеса, потому что боятся, что у них отберут. Но это — мелкая кучка людей. Ну, сколько их там? 20-30 человек. Они, в принципе, не должны диктовать огромному населению Украины, куда им идти.

А получается, что эта вот кучка — она всем заправляет, и надо вот просто сделать так, как у нас Путин — равноудалил олигархов от власти, вот их тоже надо равноудалить. Тогда будет определенный толк. А если Янукович будет, как марионетка у этой группы людей выступать, то, в конце концов, действительно, они его сдадут. Как сдали Кучму в свое время, сдали Ющенко, они сдали Тимошенко. И его точно так же сдадут. Им же неважны персоналии, им важен человек, который их интересы представляет.

Вот они сейчас фактически подталкивают интеграцию Украины, а ведь интеграция Украины в Евросоюз фактически будет означать, что Янукович плохо кончит — что ему надо будет выпустить Тимошенко. То, что он посадил Тимошенко, это ошибочное решение. Но если уж такая ситуация сложилась, то теперь, если он выпустит Тимошенко, то его самого посадят.

А если он интегрируется в Таможенный союз, ему будут даны определенные гарантии. Тимошенко, кстати, все равно придется выпустить, но ему не будет угрожать политическая смерть и тюремное заключение.

http://www.pravda.ru/world/formerussr/04-12-2013/1184319-partnership-0/


**


Евромайдан нанес тяжелейший удар по ослабленной экономике Украины. На мировых биржах поползли слухи о том, что Украине в ближайшее время грозит дефолт. Но, по мнению политолога Бориса Кагарлицкого, это не угроза для Незалежной, а единственный разумный выход. Почему Украина должна объявить дефолт, эксперт рассказал в прямом эфире "Правды.Ру".

— Борис Юльевич, действительно ли существует риск дефолта Украины, или экономика страны справится с ударом?

— Мы, как всегда, переворачиваем все с ног на голову, потому что не дефолт грозит Украине из-за всех этих событий, а наоборот — все эти события возникли потому, что Украине грозит дефолт. По большому счету все очень просто. Если взять экономическую сторону соглашения об ассоциации, вот эту пресловутую зону свободной торговли, то всякий человек, который читал эту бумагу, приходит в ужас. Потому что для Украины это — катастрофическое соглашение. Экономически это даже не сдача позиций, это просто, так сказать, сдача себя в рабство, по существу. Но при этом надо понимать, почему украинские власти готовы были на это пойти на определенном этапе. Это против интересов украинского бизнеса, это большие потери для украинской элиты и, на самом деле, для тех же производителей металла, для сельхозпроизводителей — для людей достаточно влиятельных в Украине. И, тем не менее, они на все это пошли. Почему? Потому что на самом деле Украинское государство — банкрот. И украинское правительство было готово отдать все, что угодно, хоть полстраны, лишь бы только получить деньги и заткнуть дыру в бюджете.

— Тогда почему Янукович не подписал соглашение об ассоциации с Евросоюзом?

— Именно потому, что западные европейцы в последний момент, давайте говорить честно, их кинули. Они просто не дали денег в том количестве, которое нужно для того, чтобы заткнуть дыру. То есть Украина оказалась в катастрофической ситуации, потому что с одной стороны все равно все эти ужасные обязательства нужно выполнять, причем они очень тяжелые, убыточные для бюджета, а с другой стороны — денег, на которые рассчитывали, не то что не дали — их дали значительно меньше, они не покроют и четверти тех потребностей, которые сейчас существуют у украинского правительства, у украинского бюджета. И в результате страна оказалась действительно в катастрофической ситуации.

— А как вы считаете, может ли Украина сейчас рассчитывать на кредит от МВФ?

— В обмен на эти кредиты МВФ, собственно, и собирались подписывать ассоциацию. Во-первых, МВФ пока не выдал даже то, что обещал. Из того, что было обещано, выдано порядка 20 процентов. Надо понимать, что этого недостаточно, чтобы закрыть дыру, и главное — она растет с каждым днем. И даже то, что могло решить проблему месяц назад, этого тоже уже недостаточно. Ситуация будет ухудшаться. Финансовые рынки реагируют своеобразно. Они, если видят, что кому-то плохо, делают ему еще хуже. Они начинают относиться к этой стране, как к государству ненадежному, и тогда возникает риск дефолта. Соответственно, еще больше надо взвинтить проценты, еще труднее получить деньги, и ситуация будет только ухудшаться.

— Как известно, рынки уже среагировали, инвесторы испугались политической нестабильности на Украине. Вероятность дефолта по гособлигациям Украины в течение ближайших пяти лет оценивается инвесторами в 53,3 процента. Каким образом теперь Украина сможет решить свои экономические проблемы?

— Нужно объявлять дефолт. Это было бы замечательным решением всех проблем. То есть нужно не бояться дефолта, а просто понять, что это и есть то решение, которое позволит справиться со всем, тогда можно будет украинцам не сдаваться "в рабство" Евросоюзу и с Россией договориться на более-менее выгодных для себя условиях. Потому что надо понимать, что-то, что предлагает Россия, не всегда устраивает Киев. И это, собственно говоря, одна из причин, почему Киев все время смотрит на запад. Но если они объявляют дефолт, то, конечно, пострадают западные кредиторы, но туда им и дорога.

http://www.pravda.ru/economics/rules/globalcooperation/05-12-2013/1184550-ukraine-0/

**

07.12.13, Москва, 13:27    Президенты России и Украины Владимир Путин и Виктор Янукович на встрече в минувшую пятницу в Сочи не обсуждали возможность вступления Украины в Таможенный союз, сообщил пресс-секретарь главы российского государства Дмитрий Песков.

"Вопрос о возможности присоединения Украины к Таможенному союзу на встрече в Сочи не обсуждался", - сказал Песков.

"Путин и Янукович также рассмотрели текущее состояние и перспективы двустороннего сотрудничества в финансово-кредитной сфере", - сказал пресс-секретарь президента.

По его словам, "по всем этим темам переговоры в ближайшее время будут продолжены на экспертном уровне".

Ранее редактор журнала The Economist Эдвард Лукас в своем микроблоге в Twitter со ссылкой на информированные источники сообщил, что на встрече Владимира Путина и Виктора Януковича, прошедшей в Сочи 6 декабря, была достигнута договоренность о вступлении Украины в Таможенный союз.


http://www.oilru.com/news/389678/