вторник, 28 май 2013 г.

2013. Това е само началото 4


Положението стана сериозно


Сенат Франции легализовал однополые браки. За то, чтобы разрешить государственным органам регистрацию однополых браков проголосовали 179 сенаторов, число противников составило 157 человек.

Напомним, против легализации однополых браков во Франции прошли многочисленные уличные акции протестов. Однако французские власти все таки решились на легализацию однополых союзов.
Напомним также, что легализация однополых браков и предоставление гомосексуалистам возможности усыновлять детей было одним из предвыборных обещаний президента Франции Франсуа Олланда. Теперь его можно считать выполненным.

http://www.rus-obr.ru/days/23642

*

Невзирая на стотысячные акции протеста, французский парламент проголосовал за закон, разрешающий однополые браки. Почему Европа прощается с традиционными ценностями? – разбиралась спецкор «КП» Дарья Асламова.

Сегодня парламент Франции должен торжественно проголосовать за закон, разрешающий в стране однополые браки. В том, что он будет принят, никто не сомневается. Даже те сотни тысяч французов, которые вышли протестовать на улицы Парижа, защищая традиционные ценности. Парламент и пресса их проигнорировали. Это не первый случай, когда власти демократической страны принимают закон в интересах меньшинства. Только на этот раз это сексуальное меньшинство. И то, что они называют свободой, большинством воспринимается как извращение. Не случайно в ряды протестующих встали не только натуралы, но и самые здравомыслящие представители гей-сообщества. Есть среди них и те, кто вырос в однополой семье и готов объяснить весь ужас этого закона на примере собственной жизни. Наш специальный корреспондент Дарья Асламова побывала на такой акции протеста в Париже.

«Не хочу, чтобы кто-нибудь повторил мою судьбу»

«О, не думайте, что я жертва! Нет! Я ведь любил свою мать. Она сделала для меня все, что смогла. Просто я не хочу, чтобы кто-нибудь повторил мою судьбу, и потому приехал сюда, в Париж. Может быть, мы успеем отговорить французов от принятия рокового решения».

Триумфальная арка. Холодный весенний ветер. Профессор английской литературы из Лос-Анджелеса Роберт Оскар Лопез (или просто Бобби) ежится от холода. Тут вам не Калифорния! Рядом приплясывает, чтобы согреться, лесбиянка Натали в ярко-розовом спортивном костюме и с плакатом в руках: «Вы хотите ребенка в коляске или в тележке из супермаркета?» Полицейские настороженно наблюдают за группой мерзнущих активистов, готовых поднять на борьбу против однополых браков весь Париж.

- Гомосексуальные браки откроют страшную дорогу безответственным эгоистичным желаниям, - когда ребенка можно будет купить, как щенка, для забавы, - убежденно говорит лесбиянка Натали. - Ребенок - это будущее общества. Он может понять, что его мать одинока, потому что муж с ней развелся или он умер. Но он никогда не сможет принять тот факт, что у него, к примеру, два отца. Не верьте пропаганде, что детям в таких семьях хорошо и они могут вырасти нормальными людьми. Спросите у профессора Роберта Лопеза, что такое быть ребенком в однополой семье.

«Я был неловок, смешон, одевался, как девчонка»

- Я родился, как и полагается, у мамы и папы. Но моя мать влюбилась в женщину и развелась с отцом до того, как я его узнал, - начал свой рассказ Бобби. - Я вырос в лесбийской семье и всегда чувствовал себя не таким, как все. Нет, никто нас не осуждал! Просто, как все дети, на уровне инстинкта я понимал, что моя мать и ее партнерша - другие. Я не умел дружить, да и сверстники меня сторонились. А потом наступил подростковый период: я был неловок, смешон и женственен в манерах, шепелявил, одевался, как девчонка. Я ужасно скучал по отцу, пытался его представить в своих мечтах. У меня не было шанса увидеть рядом обыкновенных мужчин - моя мать и ее партнерша дружили только с людьми из круга ЛГБТ (лесбиянки, геи, бисексуалы и трансвеститы). Мне нужно было хоть с кем-то поговорить о том, как ухаживать за девочками и вообще как выглядят отношения между мужчиной и женщиной. Когда пришло время желаний, я сошелся с парнем. Так было проще.

А потом в возрасте 28 лет я встретил женщину и понял, что я ее ужасно хочу как мужчина. - У Бобби начинают светиться глаза, когда он говорит о своей любви. - Все случилось внезапно. Я был ошеломлен и влюбился без памяти. Мы счастливы в браке, у нас растет дочь. Но есть прошлое. Невозможно столько лет быть геем, а потом измениться в один момент. Я осознал, что я бисексуал. Но во имя моего ребенка и моей жены я дал клятву, что никогда не изменю им. Я вижу, что гей-лобби идет все дальше и дальше и не знает, где оно должно остановиться. Оно превратилось в чудовищную политическую силу.

"Хочешь ребенка - купи!"

- Сейчас выросло первое поколение людей, которые легально воспитывались в гомосексуальных семьях. Что с ними сталось? - спрашиваю я.
- Я получаю сотни писем от этих людей и знаю множество трагических историй. Мне еще повезло: не забывайте, меня воспитывала родная мать, пусть и лесбиянка. Я знал маленькую девочку, удочеренную двумя лесбиянками, которая так мечтала найти отца, что вцеплялась в каждого мужчину на улице и плакала: «Папочка!» А рядом стояла одна из ее мужеподобных родительниц и кричала ей: «Это я твой отец!» Вообразите, какое смятение в голове несчастного ребенка! Время от времени, чтобы доказать, что гей-браки - это благо для детей, психиатры и власти собирают малышей и задают им вопросы: «Ты счастлив? Тебе хорошо?» При этом допрос проводят в присутствии приемных родителей! В Калифорнии, если ребенок не уверен, кто он, хочет избавиться от желания стать геем и обращается к психиатру, доктор даже не имеет права ему помочь! Если же врач окажет ему помощь, он не только рискует лишиться лицензии, но и окажется в тюрьме! То, о чем я с вами говорю, - в Америке это табу! Мой университет не раз предупреждал меня, что меня уволят, если станет известно, где я преподаю. Я постоянно получаю письма от неизвестных с угрозами убить меня.

- Геи считают меня предателем, хотя я - плоть от плоти их сообщества. Я их люблю! Почти до тридцати лет я жил только с ними! Но мне не нравится агрессия. Я повсюду слышу: еще одна гей-пара собирается пожениться и купить ребенка. Мы вступаем в рыночные отношения с детьми. Ребенок становится товаром. В Америке гей-пары уже преспокойно покупают детей за несколько тысяч долларов в азиатских странах, в Африке и в Индии, и никто их не спрашивает, что они с ними творят. Это очень похоже на рабство, на торговлю людьми. Я разослал письма отчаявшихся людей, выросших в гей-семьях, во все газеты США. Но абсолютно все американские медиа отказались их печатать! Мы, по их мнению, неполиткорректны! Это заговор молчания.

«Нас называют гомофобами и идиотами»

- Любовь дана всем, и гомосексуалисты тоже имеют право любить друг друга. Но это не значит, что они могут производить детей! Они хотят детей? Отлично! Пусть делают их! Но этот закон об однополых браках, принятый во Франции и других европейских странах, поставит производство детей искусственным путем на поток. Он позволит уже завтра любому желающему купить сперму или нанять живот. И мы, здравомыслящие французы, говорим: «Нет!»

Эта немолодая женщина с гуттаперчевым личиком прирожденной актрисы, подвижным, как у обезьянки, с забавным псевдонимом Фригид Баржо (Фригидная Баржо - пародия на Бриджит Бардо) сумела вывести на демонстрации в Париже против однополых браков свыше миллиона человек! Комедиантка, выступавшая в ночных клубах, и друг многих знаменитых геев недавно выпустила книгу «Не трогайте мой пол!».

- Но нам, вменяемым и честным людям, закрыли рот в медиа, - продолжает она. - Газеты называют нас лузерами, гомофобами и идиотами. Или делают вид, что нас не существует!

«Поиграем в декаданс?»

- Все неолиберальные левые газеты (а во Франции это мэйнстрим, то есть основное течение) объявили вендетту народным массам, выступающим против закона об однополых браках, - говорит известный французский журналист Эммануэль Ратье. - Как известно, если события нет в новостях, оно не существует в природе. За пару дней до манифестации 24 марта все газеты стали предсказывать, что никто, мол, не придет. Потом они заявили, что демонстрации вообще не будет. И только потом вышла маленькая информация, что Елисейские Поля закроют для протестующих.
- А их и закрыли! Чего можно ожидать от мэра Парижа, который сам является геем? - пожимаю я плечами. - Меня поразило другое. Я своими глазами видела сотни тысяч людей, заполонивших все улицы вокруг площади Этуаль. Однако международные информационные агентства отрапортовали лишь о двух десятках тысяч человек. А на следующий день я тщетно пыталась найти репортаж о демонстрации в газете «Либерасьон». Обнаружила лишь три строки мелким шрифтом о том, что в воскресенье несколько человек были арестованы во время беспорядков. Почему?

- Это называется минимизировать факт. Забавная нынче журналистика! Несколько голых девиц из Femen, ворвавшихся в Нотр-Дам, заняли первые полосы газет, а миллион французов, вышедших на демонстрацию против однополых браков, даже не являются информационным поводом. Дело в том, что наши «левые» обожают геев, потому что те постоянно унижают традиционные ценности. Не путайте, как все русские, нынешних европейских так называемых «левых» и «социалистов», находящихся у власти, с большевиками и революционерами начала ХХ века. Ничего общего между ними нет. Французских «левых» мы называем «икра-революционерами», или «бобо» (буржуазная богема). Это богатые, избалованные, нравственно испорченные люди, выросшие в роскоши и получившие прекрасное образование, которые сидят в барах, пьют шампанское и рассуждают о Троцком, Ленине и социальных реформах. Их идеалы и цели - атеизм, уничтожение церкви, свободная иммиграция для мусульман и полная легализация для гомосексуалистов. Главное - не трогать капитал. Для этих «революционеров» олигархия - священная корова.

Главная мишень - дети

Если вы услышите из уст российских политиков слова «гендерная идеология» и «гендерная революция», немедленно кричите «караул!», бейте во все колокола, осеняйте себя крестным знаменем, ибо дьявол уже у ворот! Россия, в которой события всегда происходят либо слишком быстро, либо чрезвычайно медленно, просто проспала Великую и Ужасную всемирную Гендерную Революцию.

За последнее десятилетие английское слово «gender» (изначально переводилось как «род, пол») внедрилось в языки народов с чрезвычайной легкостью и внешней безобидностью. А главное, по настоянию сверху. Официально оно вошло в международные документы на Всемирной конференции по положению женщин в 1995 году в Пекине с подачи феминистских и лесбийских организаций. На основе «Пекинской платформы действий» политики заговорили о «гендерной дискриминации» и борьбе за «гендерное равенство». (Заметьте, какая иезуитская лингвистическая хитрость! Не «дискриминация женщин» и не борьба за «равноправие мужчин и женщин», а именно борьба за «гендерное равенство». Сейчас вы поймете, к чему я клоню.)

Уже через несколько лет с «гендером» произошла та же метаморфоза, что и со словом «гей». («Гей» утратил свой первоначальный смысл как «весельчак, беззаботный человек» и превратился просто в «гомосексуалиста».) Так же изящно и легко гей-лобби расправилось со словом «гендер», которое стало означать не просто «пол», а «социальный пол» (в отличие от слова «sex" - «биологический пол»). Что же такое «социальный пол» и с чем его едят? На языке теоретиков гендерной идеологии это означает «совокупность психических и социальных качеств человека, субъективное осознание индивидуумом своей половой роли,или гендерной идентичности». Если попроще, то ваш биологический пол (sex) может не совпадать с вашим социальным полом (gender), что якобы является абсолютной нормой. Существуют, мол, шесть полов — мужчина, женщина, гей, лесбиянка, транссексуал и бисексуал. (На подходе седьмой пол — жизнерадостные представители педофильского лобби, которые надеются зарегистрировать себя не как потенциальных уголовников, а как представителей особой сексуальной ориентации.) Все шесть полов — результат личного выбора человека и самоценны, поскольку, мол, природа человеку ничего конкретного о его сексе не говорит. Молчит, понимаете ли, природа. И человек должен определяться сам.

В воздухе запахло серой, когда «передовую теорию» взяли на вооружение ООН и Евросоюз.

По всей Европе были созданы за государственный счет институты гендерных исследований. Под прикрытием борьбы за равенство полов (а фактически равенство свели к подобию и даже тождественности, отрицая, вопреки здравому смыслу, физические и психические различия между мужчиной и женщиной) — Евросоюз начал борьбу «с сексуальными стереотипами» в рекламе, интернете, компьютерных играх. Проще говоря, нельзя изображать женщину у плиты, а мужчину — на футболе с кружкой пива в руках или на политической трибуне.(Как шутят теперь европейские журналисты, скоро на взволнованный вопрос роженицы в роддоме: «Мальчик или девочка?», врачи согласно инструкции будут отвечать: «Это не твоя проблема!»).

Но главная мишень гендерной идеологии — это дети. Трудно, фактически невозможно изменить пол взрослого, состоявшегося человека. А вот дети абсолютно беспомощны перед психической атакой. Ведь первые переживания в жизни — решающие. В спешном порядке во всех европейских школах вводятся уроки полового воспитания, на которых учителя должны пропагандировать прелести сексуального разнообразия и право каждого человека решать,какой пол он он хочет избрать. В продвинутых детских садах Скандинавии воспитатели стараются не употреблять местоимения «он» и «она», чтобы предоставить детям «гендерную свободу».(Мальчикам дают поиграть в куклы, а девочкам предлагают грузовики. В идеальном гендерном мире нужно сделать мужчину женственным и изнеженным, а женщину — мускулистой и мужеподобной, чтобы окончательно их «уравнять». Для детей даже пишут новые сказки: о прекрасной принцессе, которая отвергла всех воздыхателей (мужского пола) и вышла замуж за добрую сельскую девушку).


Мы наш, мы новый мир построим!

В знаменитой Декларации тысячелетия ООН одна из восьми целей человечества — ликвидация неравноправия по половому признаку в сфере начального и среднего образования (то есть в детских садах и школах!) И никто толком не может объяснить, от какого полового неравноправия страдают малыши в детсаду! А в 2008 году была принята «Декларация ООН по вопросам сексуальной ориентации и гендерной идентичности», которую Россия, слава Богу, не подписала. Разнузданные страсти древнего Рима просто отдыхают рядом с деловым скучным языком «гендерных рекомендаций». Да, римские патриции любили развлекаться в банях с мальчиками, но детей они делали и воспитывали, как полагается, в традиционных семьях.

В начале второго тысячелетия мы оказались в фантастическом мире, где сексуальные извращения приветствуются как социальный прогресс и навязываются людям в законодательном порядке. В сущности, мы имеем дело с классической антисистемой — обществом, в котором, по определению замечательного русского философа Льва Гумилева, добро и зло меняются местами. Это новый нигилизм — отрицание и ниспровержение божественных и человеческих законов.

«Современные нигилисты, исповедующие теологию небытия, хотят отменить правила, которые до сих пор регулировали человеческое общество, - говорит французский философ Жан-Мишель Верноше. - Они приветствуют полное отрицание стандартов, в том числе, и биологических. Идеология гендера — это новая мессианская идеология, которая хочет порвать с прошлым и начать все с чистого листа. Табула раса. Чем-то напоминает коммунизм, разрушивший старый мир, чтобы построить новый. Но нынешние ниспровергатели пошли дальше и глубже марксистов. Большевики хотели создать нового «советского человека» с идеологической точки зрения. А гендерные революционеры хотят изменить человека биологически. Репродукция человека должна потерять свой сексуальный смысл. А традиционный брак и классическая семья станут атавизмом. Все рушится прямо на наших глазах. В масс-медиа создается образ веселого, модного, забавного и успешного гея, а семейные и верующие люди выглядят скучными идиотами, реакционерами и даже нацистами».

«Эти новые идеологи гендера твердят, что лучше, мол, ребенку вырасти с геями, чем в семье пьяниц, - говорит французский журналист Дмитрий де Кошко. - Да, родители могут быть недостойными людьми. Но разве это аргумент для того, чтобы изменить всю организацию общества, не изучив заранее последствия? И я не знаю, кто такой этот гендер. Что он за собой влечет? Отрицание женских и мужских качеств? Или отрицание человека вообще? Мир будет населен номерами-индивидууми, лишенными половой принадлежности?Помните, как в СССР говорили: у нас секса нет! Забавно, что Евросоюз увлекся той же безумной мыслью - создать человека без секса, без пола».

«Скоро мусульмане запросят полигамию»

Миллионные демонстрации в Париже против однополых браков полностью проигнорировала многотысячная влиятельная мусульманская диаспора. Полицейские всерьез опасались повторения арабских бунтов 2005 года. Но мусульмане промолчали. Почему?

- Вся мусульманская диаспора голосовала за президента Олланда на выборах, поскольку тот обещал дать право голоса на выборах всем иммигрантам - даже тем, у кого нет французского паспорта, а есть лишь временный вид на жительство, - говорит президент католической организации Civitas Ален Эскада. - Поэтому имамы утихомирили свою молодежь и не позволили ей выйти на митинги. И потом мусульманам наплевать на закон о гей-семьях. Для их общин такие браки все равно неприемлемы. Свои же заклюют. Для них важно добиться большинства в парламенте, а там уже они будут принимать законы.

- Мусульмане не идут на митинги еще и потому, что глубоко презирают европейцев. С их точки зрения, мы дегенеративные люди, - говорит писательница Мария Пумьер. - Ведь что такое настоящий ислам? Это строгая самодисциплина, молитвы по пять раз в день, изнурительный пост в Рамадан - даже без воды, иногда в пятидесятиградусную жару. Для мусульман, как и для ­спортсменов, это вопрос силы духа, преодоления препятствий. Закон об однополых браках - лишний повод имамам показать своей умме всю глубину развращенности и духовного убожества экс-христианской Европы.

- Мусульмане действительно нас рассматривают как декадентов, - говорит журналист Эммануэль Ратье. - Через три-четыре года мусульмане запросят полигамию, что логично: если в брак могут вступить двое мужчин, то что противоестественного в совместной жизни втроем или вчетвером? Им, разумеется, откажут. Тогда мусульмане ­возопят, что их дискриминируют, подадут в Страсбургский суд и шаг за шагом своего добьются.

- Полигамия? Это невозможно во французском обществе. Это шаг назад! - восклицает философ Марек Халтер. - Этого не будет! Я, как Максим Горький, верю в человека!

- И напрасно! - замечаю я. - Две Вторые мировые ­войны должны были вас разочаровать!

- Почему гомосексуалисты хотят жениться? Потому что они, как ни странно, верят в буржуазную мораль и тоже хотят быть как все. Это по-своему комично.

- Вовсе нет, - возражаю я. - Они требуют свою мораль признать традиционной и всучить ее нам как новую догму.

«Власть меньшинств - глобальный тренд»

- На вопрос: «Для чего было сделано столько... скандалов и мерзостей?» - он с горячей торопливостью ответил, что для «систематического потрясения основ, для систематического разложения общества и всех начал; для того, чтобы всех обескуражить и из всего сделать кашу, и расшатавшееся таким образом общество - болезненное и раскисшее, циничное и неверующее, но с бесконечною жаждой какой-нибудь руководящей мысли и самосохранения - вдруг взять в свои руки...» Достоевский в своих «Бесах» блистательно и пугающе предвидел ситуацию современного контролируемого хаоса, в который намеренно погружают мир. Но кто же?

Меньшинство всегда контролировало большинство, но делало это тайно, соблюдая внешние приличия. Неолиберализм провозгласил власть якобы угнетаемых меньшинств и теорию позитивной дискриминации, заставлящую большинство постоянно оправдываться.

- Власть меньшинств - это глобальный тренд. Ведь что такое олигархия? То же меньшинство, принуждающее большинство. А гей-лобби для него всего лишь политический инструмент для контролируемого разрушения общества, из обломков которого будет построен новый зомбируемый мир, - считает философ Жан-Мишель Верноше.

- Кто стоит за бесчеловечной гендерной идеологией? Теоретики глобализма, - считает президент католической организации Civitas Ален Эскада. - Религия, церковь, порядок, традиции, семья, патриотизм - элементы, которые мешают глобалистам. Принято решение: индивидуализировать человека, отрезать от корней, оставить без семьи и родины, потому что таким человеком легко управлять. Глобальная власть хочет уничтожить все узы, которые мотивируют человека защищать его ценности. Новый идеальный тип - кочевник без корней. Если ты не имеешь родины, семьи, истории, значит, у тебя нет ничего, за что ты должен бороться. Тебе нужна только жратва в холодильнике и кока-кола. Вялому и эгоистичному человеку надо оставить только потребительский инстинкт, реагирующий на рекламу. Вот почему мультинациональные корпорации спонсируют гей-лобби. Вот почему неолиберальные медиа превозносят организацию «Фемен».


Яркий пример: 18 ноября прошлого года «Фемен» атаковали нашу демонстрацию в Париже против однополых браков. Вы знаете, что такое манифестация в воскресный день? Для французов это семейный праздник. Девицы из «Фемен» переоделись в монашек и просочились в толпу. Внезапно они разделись при всем народе и обнажили груди, на которых было написано «Fuck God!». Потом они достали спреи с белым порошком и направили их на детей и стариков с криками: «Это сперма Иисуса!» Маленькие дети ужасно испугались и заплакали. У стариков был шок. Наша служба безопасности выгнала девиц с демонстрации. Но те приехали не одни, а с журналистами ведущих телеканалов. Вечером все новости показывали, как охранники вытаскивают из толпы полуголых девиц. Но никто не показал, что творили эти девицы на демонстрации. А главное, никому из нас не дали слова!

Шок!

Успехи гомосексуалистов окрыляют... педофилов

Есть ли шанс у России сохранить в этом перевернутом мире рассудок и уважение к религиозным доблестям и семейным ценностям? Французский журналист и писатель Эммануэль Ратье считает, что такого шанса нет:

- Вы разрушили железный занавес, и больше ничто вас не защитит. Через двадцать - тридцать лет гендерная идеология поработит и Россию.

P. S. Несколько лет назад в Амстердаме я встречалась с президентом голландской партии педофилов гомосексуалистом Мартайном ­Аутенбогаардом. Этот красавец двухметрового роста с улыбкой падшего ангела и вкрадчивыми манерами заявил мне:

- Мы докажем обществу, что у секса нет возраста. Мы законным путем добьемся того, что сексуальные действия будет возможно совершать с детьми разного возраста, даже с новорожденными. Мы снимем все табу и запреты! Все начинается с провокаций. Сначала шок, скандал, все в ужасе. А через полгода это уже не скандал. Вспомни, как начиналось гей-движение. Пятьдесят лет назад геев выгоняли с работы за сексуальную ориентацию. А сейчас общество наказывает тех, кто встает у них на пути. Гей-браки и усыновление детей - это только начало. Педофилы спасут этот мир, больной сексуальной неудовлетворенностью. Пусть через десять - двадцать лет, но победа будет за нами!

Дарья Асламова

http://www.rus-obr.ru/ru-web/23950


**

- Много ли франкмасонов в окружении Франсуа Олланда?

Да, причем сегодня их даже больше, чем в предыдущих правительствах: членами масонских лож являются главы трех из четырех ключевых министерств. Небывалый случай для Пятой Республики.

Министр внутренних дел Манюэль Вальс (Manuel Valls) не делает тайны из того, что еще в молодости вступил в Великий восток Франции (GODF). Министр юстиции Кристиан Тобира (Christiane Taubira) принадлежит к Великой женской ложе Франции (GLFF). Министр Обороны Жан-Ив Ле Дриан (Jean-Yves Le Drian) уже давно является членом GODF. Министр заморских территорий Викторен Люрель (Victorin Lurel) в свою очередь официально признает, что состоит в GODF, куда он вступил еще в 1980-х годах а Гваделупе.

Во время президентской кампании именно он сопровождал кандидата Франсуа Олланда на закрытое собрание Великого востока Франции на улице Каде. Этой организации досталась львиная доля портфелей, потому что в ее рядах числятся также министр труда Мишель Сапен (Michel Sapin), министр бюджета Жером Каюзак (Jérôme Cahuzac), ответственный по связям с парламентом Ален Видали (Alain Vidalies)...

http://inosmi.ru/world/20130502/208605012.html


**

- ... Ко мне за последний год обратились семьи из тридцати стран мира, где происходит одно и тоже - наших детей хватают в детских садах, в школах, на улицах и увозят от своих родителей - как правило навсегда.

Россия - последний остров нормальной, традиционной семьи, нам трудно представить, что такое вообще возможно, однако за рубежом дети вовсе не принадлежат родителям! Дети там принадлежат государству, причем с рождения. А на примере мой семьи видно, что аппетиты у них постоянно растут, и они готовы объявить своей собственность и детей, рожденных в России - без согласия матери. Страны Европы, Австралия, Новая Зеландия, Канада идут в авангарде в деле национализации детей – и своих, и рожденных за рубежом. Мать имеет право родить, и на этом её права заканчиваются. Далее они имеет право лишь на временное пребывание с ребенком, причем до своей первой провинности.
А что является такой провинностью - решают чиновники социальной службы. Это может быть желание уехать на Родину, например. Если вы собрались в Россию – пусть временно, к бабушке в гости - ждите доноса соседей, и визита двух вооруженных полицейских с работниками соцзащиты, которые найдут повод, чтобы ребенка изъять, как правило - навсегда. Причину они найдут всегда! Не думайте, что вы можете избежать этого, если вы замечательная образцовая мать. Вам могут поставить в вину даже то, что то заставляете ребёнка мыть руки перед едой – это же недопустимое насилие над личностью ребенка. Все, с кем соприкасается семья - школа, детские сады, медработники- обязаны на вас писать доносы, и с большим удовольствием делают это.
Доносы пишут соседи, нередко анонимные (и власти их рассматривают), просто «доброжелатели», случайные свидетели любой ссоры, и даже - дети, сверстники! Нам известен случай, когда 12-летняя девочка, поссорившись с русской подругой сказала ей: «Я вот живут в приёмной семье, и ты теперь тоже будешь жить не с мамой, а в приёмной» - и написала на подругу донос, где сказала, что два года назад родители, оказывается, шлёпнули девочку по попе. Этого оказалось достаточно - ребенка изъяли из семьи, передали патронажной семье норвежцев, и никто, разумеется, ничего не проверял.

- Ирина, насколько мне известно, Норвегия и другие скандинавские страны ещё совсем недавно были странами с традиционной семьей и семейными ценностями. Когда наступил перелом, и почему так быстро? Не угрожает ли такой же быстрый переход в «новую реальность» и нам? Что говорят политики, как они обосновывают этот крестовый поход на права родителей?

- Все началось там, как и у нас, под флагом «борьбы за права детей», в ходе которой чиновники постепенно забыли, что существуют и права родителей. То же самое происходит в Москве прямо сейчас, я расскажу об этом позже. Существует несколько версий того, что происходит в мире. Одна из них - что нетрадиционные сообщества (геи, лесбиянки, феминистки) борются с традиционной семьей и семейным укладом. История эта уходит корнями в борьбе за равноправие между мужчинами и женщинами. С этого всё начиналось. А сейчас это все превратилось в борьбу за так называемое «полное гендерное равноправие». В Европе сейчас узаконены семь гендерных полов. На вид это мужчины и женщины, но на самом деле это уже совсем другие социальные особи. Борьба меньшинства за равноправие привела к тому, что они не только добились этого равноправия, но и в ряде случаем полностью подавили настоящих мужчин и женщин.
Проблема гораздо шире, чем нам кажется отсюда. Когда мы слышим «однополые браки» то обычно представляем себе двух геев, или двух лесбиянок. Но это уже давно не так! В Норвегии, например, узаконено семь гендеров. Это мужчины и женщины (которых, кстати, в Европе уже перестали называть натуралами - это оскорбляет меньшинства, их зовут новым модным словечком «стрейт»), далее гомо - это геи и лесбиянки, пятый пол - это бисексуалы, затем трансвеститы и транссексуалы. Они все уже добились права вступать в брак, и венчаться в местных церквях.

Сейчас в США и Европе стоит вопрос о полной легализации уже не только «однополых», а целых тридцати видов брака, между представителями всех этих новых «полов». Мужчины и женщины потихонечку вытесняются, как нечто отжившее, почти первобытно-общинное.
Следующий шаг - это право усыновлять детей на воспитание в такие гомо-семьи. Эта высота уже взята, и теперь обсуждается следующая ступень - это право таких приемных «родителей» по прошествии времени жениться на этих приёмных детях, воспитанных ими самими в своих гомо-традициях. В Норвегии уже широко обсуждается эта проблематика. Также в Норвегии весьма распространена практика временного «обмена детьми» между такими продвинутыми семьями для интима. Причем менять могут и своих детей, и приёмных. Северная Европа - она просто впереди планеты всей, поэтому вскоре ждите таких энтузиастов «новой семьи» и у нас.

- Так они уже не где-то там, а тут, и активно высказываются, взять хотя бы Машу Гессен. Недавно она обозначила позицию, к которой стремятся все ювенальщики - это ликвидация семьи как таковой. Не только традиционной, как союза мужчины и женщины, а семьи вообще. Насколько они уже близки к этой цели?

- Когда Франция сейчас легализует однополые браки, она просто идет вслед за Скандинавией. Так, энтузиасты гомо-движения утверждают, что к 2050 году Норвегия на 90% станет гомо-страной. При этом дети, отобранные из традиционных семей будут уже, по их мнению, массово передаваться на воспитание в такие гомо-семьи. Уже сегодня все делается, чтобы переделать наших детей из традиционных мальчиков и девочек в нетрадиционные. Вы, наверно слышали, что в Швеции есть несколько детских домов. где ребёнка уже нельзя называть «он» или «она», их называют в среднем роде, где куклы лишены признаков мужественности и женственности, и все делается для полноценного гомо-воспитания. Это не фантазии русских мамаш, это какая-то новая реальность, с которой мы столкнулись. Не случайно в Европе запрещают использовать слова «Мать» и «Отец». Теперь у них в документах – лишь «Родитель N1», и «Родитель N2».

- Многие подвинутые личности уже недоумевают, почему число таких «родителей» ограничена всего двумя. Почему не пять?

- Ювенальная юстиция так и задумана – это, на первом этапе, отчуждение детей от родителей, а затем превращение их в некий новый гендерный субъект, перепрофилирование их на новые гендеры. Фактически они объявили нам войну. Войну за наших детей, которых они хотят отобрать у классической семьи и переделать их на свой лад. Но, к счастью, есть ещё такие острова, как Россия.

- Существуют два подхода к защите детей. Это либеральный, который озвучен в Европе, где ребенка изымают, если его воспитание не соответствует неким евро-нормам. Причем это не какая то самодеятельность, а четкая, консолидированная позиция Совета Европы.

- Я вам пришлю сегодня восемьдесят страниц новых евро-стандартов сексуального воспитания детей, где, к примеру, написано, почему в четыре года родителям уже поздно учить детей мастурбировать, а надо начинать гораздо раньше...

- Вот-вот. И есть наш опыт, идущий корнями из ХХ века, когда традиционная семья находится под защитой, и ей оказывается помощь, вплоть до материальной помощи, обеспечения детсадами, жильём наконец...

- Наша система базируется на нравственных ценностях. А западная система - это система разрушения этих нравственных ценностей и вседозволенности. Родитель, к примеру не имеет право сказать: нельзя курить. Если ты так скажешь - ты нарушаешь тем самым «права ребенка». Нельзя запретить употреблять наркотики. Нельзя девочке 12 лет запретить остаться ночевать у мальчика. Любой запрет в этой системе невозможен и незаконен. Любой запрет дает право опеке изъять у вас ребенка.

- Совершенно очевидно, что государство должно обеспечить любому ребенку право на жизнь, здоровье, образование, и если неадекватный родитель представляет угрозу жизни ребенка, он может быть лишен своих прав. Но где та грань, за которую не должны заходить государственные службы?

- Судя по тому, что я видела за рубежом, к детям там относятся точно так же, как к булочкам и колбасе. То есть в Европе это некий товар, который может приносить доход государству, доходы коммуне, от перемещения детей все обогащаются, так же, как от перемещения товаров. При этом считается, что все родители заведомо опасны, и за всеми надо приглядывать. действует презумпция виновности родителя, ищется малейший повод, чтобы отнять ребенка, причем бремя доказывания своей невиновности лежит на родителях...

http://worldcrisis.ru/crisis/1111073


**

22 мая стало, по сути, днём подписания капитуляции нового французского сопротивления. Покончил с собой один из непримиримых борцов – 78-летний революционер, писатель, историк, ведущий радиопередач и один из идеологов борьбы за традиционные ценности Доминик Веннер. Покончил с собой страшно, бессмысленно и кощунственно – застрелившись у алтаря главной святыни Франции – Собора Парижской Божьей Матери через три дня после вступления в силу принятого парламентом и утвержденного президентом Франсуа Олландом законом об однополых браках.

«Отчаянный жест идеологии отчаяния» – именно так прокомментировал в твиттере смерть Венера один из идеологов местного троцкизма и либерализма Алексис Корбьер.

Но к отчаянию и капитуляции ведут поражения. Когда кандидат в президенты Олланд в своей предвыборной программе пообещал узаконить однополые браки, верилось в это слабо. Придя к власти с благословления госпожи Клинтон, он, вместе с поддержкой боевиков Аль-Каиды в Сирии, сделал вопрос гей-браков приоритетом национальной политики. Но даже не право жениться мальчика с мальчиком возмутили французов – вместе с правом на брак им предоставили право на усыновление детей, одновременно упразднив обращение девушка – мадмуазель – как дискриминационное. А в Гражданском кодексе слова «мать» и отец» должны быть заменены на «родитель А» и «родитель Б».

Возмутились все – церковь, националисты, традиционалисты, консерваторы и просто люди. Видный французский чиновник Франсуа Лебель предупредил, что признание однополых браков может привести к легализации многоженства, педофилии и инцеста. Вот так появились лидеры нового Сопротивления. Главный католический священник Франции – кардинал Андре Вен-Труа, лидер «Национального Фронта» Мари Ле Пен, лидеры главной оппозиционной партии UMP Жан-Франсуа Копе и Франсуа Филон, бывший помощник Саркози Анри Гэйно, политики поменьше, писатели, актеры, журналисты стали на защиту своей Франции и своей Европы, такой, какой они ее знали и любили. Вслед за ними пошел народ. Сотни тысяч, миллионы человек выходили на митинги, приезжая в Париж со всех концов страны, бурлила провинция.

В радиопередаче Веннера и на его сайте тоже постоянно звучали призывы не сдаваться: «Надо помнить, что брак – это не только вопрос любви. Это не просто договор, это созидание в целях наших будущих детей. Он гарантирует ребенку его личность в лице настоящего отца и настоящей матери».

Казалось бы, еще немного – и они смогут заставить власти отказаться от слома основных принципов существования общества, за которыми неминуемо последует крах самого общества, развал его на индивидуумы.

«Если личный интерес остается единственным фундаментом общественного договора, то каждый начинается пользоваться им в меру своих интересов и аппетитов, таким образом, чтобы наполнить карманы, если ему предоставляется возможность. Это похоже на речь купца, рекламу, который делает все, для того чтобы мы были обязаны пользоваться его товаром, больше точно не должно ничего существовать, кроме права наслаждаться» – писал о новом потребительском мире Доминик Веннер

К сожалению, битва за «старую добрую Францию» оказалась проиграна. Миллионы, выходящие на площади, и миллионы, их поддерживающие, оказались не услышанными властями, а активно выступающие за сохранение традиционной семьи стали приравниваться к экстремистам. Постепенно притихла церковь, с оправданиями, что он не гомофоб и по сути ничего не имеет против этих браков, выступил Анри Гэйно, зачем-то прыгнула в пустой бассейн и сломала позвоночник Мари Ле Пен. И 17 мая, несмотря ни на что, закон вступил в силу.

Новая волна протестов должна начаться 26 мая, но она уже вряд ли что-то изменит. Отныне Франция присоединилась к Нидерландам и скандинавам на пути в «счастливый мир толерантности и истинной демократии», где больше не будет девушек, а за кофту с изображением традиционной семьи забирают в полицию.

У отчаявшихся тоже есть права – либо заткнуться, либо пулю в лоб, как и поступил французский старик, поступив по принципу: «Чтоб глаза мои вас не видели». Вот так, после непродолжительных информационных и уличных боев, Франция стала 14-м государством, полностью легализовавшим приоритет нетрадиционной семьи над обычной.

http://www.odnako.org/blogs/show_25796/


**

"Золотую пальмовую ветвь" 66-го Каннского кинофестиваля получила лесбийская драма от французского режиссёра тунисского происхождения.

По мнению американского еженедельника "Variety", фильм "Жизнь Адель" (авторское наименование "Синий - самый тёплый цвет") Абделатифа Кешиша содержит "самые бурные графические сцены лесбийского секса, которые можно вспомнить на данный момент".
Газета "The New York Observer" заранее назвала фильм "триумфом" и "крупной работой в пробуждении сексуальности".

http://atnews.org/news/quot_zolotaja_palmovaja_vetv_quot_dostalas_tunissko_lesbijskoj_drame/2013-05-27-8345


**


52-летнему активисту Норри (Norrie на фото) удалось добиться от суда, что слово «пол» не предполагает только двух значений — мужской и женский. Коллегия из троих судей вынесла решение в анонимном порядке. И это правильно - ведь могут и побить. В стране пока ещё достаточно вменяемых людей.

В 2010 году Норри, называющий себя нейтральным или бесполым, был зарегистрирован как лицо, чей пол не определен. Однако затем ему сообщили, что решение было принято ошибочно и предложили определиться. В ответ активист подал в суд, его иск был отклонен, но со второго раза обжалован. И вот - победа. Или беда?
Норри получил право не обозначать свой пол как мужской или женский («M» или «F») в государственном реестре рождений, смертей и браков. Дело передано в Административный трибунал, который должен определиться, каким образом в реестре должен обозначаться пол, если он не мужской, и не женский.
В паспортах граждане Австралии имеют право ставить букву «X» вместо «M» или «F» в графе пол. Этой опцией пользуются трансгендеры, интерсексуалы и прочие, выступающие за устранение половых различий.

http://mikle1.livejournal.com/3344788.html